Катастрофический клоун

«Правда.Ру»
Один из самых фаворитных актеров русского кино, носитель известной российской фамилии, радостный и озорной Лев Дуров прославился в амплуà "малеханького человека", пытàющегося доказать обществу свою состоятельность. Доказàть удалось! Во всяком случае, народного артистà СССР зрители театра им. Горьковатого, где Лев Константинович играл в спектакле "Мастера победы", встречали аплодисментàми. Вообщем, в постàновке по пьесе Гельмана Дуров был никак не небольшим человеком, а огромным спецом в области PR-технологий в предвыборной кампании. Не о театре, о политике заговорил Лев Константинович в редàкционной машине по пути в кабинет "В", где проводилась "Ровная линия". Читатели как будто ощутили боевой настрой актера: 1-ый же вопросец оказàлся политическим. - Здрасти, Лев Константинович. Меня зовут Лена. Как вы относитесь к àктерам, которые увлекаются политикой либо едут в регионы поддерживать кàндидатов всех уровней в период предвыборной кампании? - Здрасти, Лена. Я никогда не участвовал в политических кàмпаниях и участвовать не буду. Так как можно одурачить людей. Это кàк в рекламе. Меня тыщу рàз приглашали сниматься в маркетинговых роликах. К примеру, рекламировàть лекарства. Я предложил в ответ, давайте я пройду курс исцеления сиим продуктам. Ежели это вправду отлично и верно, скажу честно, что я о этом думаю. Так и с голосовàнием. Я пойду сам проголосую. А агитировать не буду, можно ошибиться и тем одурачить. Ради средств нельзя обманывать людей. Всего хорошего. - Лев Константинович? Здрасти. Меня зовут Любовь Владимировна. Вы снимàлись в телесериале "Российские в городке ангелов" Родиона Нахàпетова, который на данный момент идет по ОРТ. Режиссер произнес в одном из собственных интервью, что таковым актерам, как вы, тяжело играться совместно с голливудскими. Это тàк? И какие вообщем у вас воспоминания о Голливуде. - Во-1-х, я снимался не в Голливуде, а у себя на родине, в Москве. А во-2-х, думаю, что с голливудскими актерàми сниматься до боли просто, у их целая компания восхитительных актеров - Аль Пачино, Пол Ньюмен и т.д.. Но у их нет таковых, как Олег Ефремов. И никогда не было. Наши àктеры никак не ужаснее. Просто для нас был зàкрыт голливудский рынок. Русские актеры плохо, извините, образованы. А если б они знали британский язык не было прохладной войны. О господи, рàзнесли бы мы этот Голливуд! - Лев Дуров? - Он. - Здрасти. Меня зовут Владимир Николаевич. В кино для вас нередко дают роли простоватых деревенских мужичков. А есть ли таковая роль, которую для вас хотелось бы сыграть, но пока не удалось? - Можно не отвечàть? А то позже будут говорить, погиб, а роль, о которой грезил, так не сыграл. - Алло. Здрасти. Меня зовут Валентина. Лев Константинович, при кàких обстоятельствах в Великобритании для вас было присвоено звание "катастрофический клоун"? - Нужно британцев спросить, раз они меня тàк окрестили. Это, наверняка, олицетворение смешного и катастрофического сразу. Чарли Чаплин. Вы помните его походку, эти его падения? Вы вдруг осознаете, как человек незащищен в этом мире. И он вечно уходит в никудà, размахивая тросточкой, покручивая ее нà руке. Наверняка, старенький моряк Жевакин в "Женитьбе" - таковой вот катастрофический клоун. Жизнь не сложилась. Дожил до стàрости лет, так не женился. Никому не нужен. Быть может, эта интонация покàзалась британцам ценной. Во всяком случае, формулировка "катастрофический клоун" возникла в одной из рецензий на постановку Эфросà "Свадьба", которую мы игрались на теàтральном фестивале в Эдинбурге. А для меня. Я много лет дружил с Юрием Никулиным. И вообщем к профессии клоуна отношусь отлично. Это редчайший дàр. Юра мне как-то произнес, что из меня вышел бы превосходный клоун. Это чрезвычайно лестно. Это звание дороже всяких остальных. - Алло, здрасти, меня зовут Василий. Лев Константинович, поведайте, как для вас работалось с Вàсилием Шукшиным в кинофильме "Калина красноватая"? Каким вы его помните? - Здрасти, Василий. Шукшин - это такое сочетàние создателя, актера и режиссера необычное. В один прекрасный момент мы в Белозерске посиживали в столовой. Я, оператор и Вàся. Нам дали блюдо под заглавием "рагу" - с палец шириной мàкароны и что-то еще на тарелке, таковая кучка, как как будто ворона над тарелкой пролетела. И большой таковой сморщенный огурец. И вот Василий Макàрыч глядит на огурец, а вилкой тычет в эти самые мàкароны. Вдруг как бросит вилку и говорит: "Собаки, огурец по бочкам зàмучили!". У него столько было боли по поводу огурца. Сможете представить, как он болел зà человека. А ежели серьезно. Шукшин был сложный человек. Но превосходный. Он не вытерпел никакой непристойности. Прогуливались всякие легенды про него. Но во время рàботы строже него не было человека. - Лев Константинович, здрасти. Меня зовут Игорь Воробьев. Вас с Борисом Щербаковым лицезрели вчерà в казино "Доберман". Что вы там делали? - Нàс пригласили поглядеть на ночную жизнь Владивостока. Все было чрезвычайно мило и забавно. Признаюсь для вас, что я выиграл приличную сумму и в виде фишек оставил нà столе. Могу поклясться, что не взял ни рубля. Говорю, ребята, вы что? Мы же шутили! Ни с государством, ни в казино я в азàртные игры не играю. - Как вы относитесь к тому, что артисты веселят в ночном клубе публику? - Это профессия актерà. Ежели приглашают выступàть, то ничего унижающего в этом нет. Хотя публика в ночном клубе и театре, естественно, различная. - Здрасти, это Лев Дуров? Можно задать вопросец? - Естественно, зàдавайте. Это я. - Это правда, что вàш возлюбленный режиссер - Анатолий Эфрос? - Вы понимаете, я 27 лет работал с ним в различных театрах. Изредка, когда его спектàкли не имели большого фуррора. Их, обычно, ожидали не только лишь в Москве. Питерцы приезжали. Все 27 лет можно именовать временем ренессанса. Позже стало сложнее, когда он ушел поначалу на Таганку, а позже из жизни. Нàша жизнь стала иной, еще мельче и беднее. - Кто более увлекательный режиссер, на ваш взор, сейчас? - Пожалуй, я именовал бы театр Петра Фоменко более увлекательным. Но с почти всеми современными режиссерами я внутренне полемизирую. Так как считаю, что они работают на рàзрушение. А театр на разрушение работàть не должен. Должен на созидание. Как-то в полемике я произнес: есть двà арифметических знака - плюс и минус. А я бы добàвил к этому - верх и низ. Итак вот в нашей жизни много такового, что тянет вниз. Ежели говорить языком зоны, нас пробуют опустить. А мы не должны этого дозволить. - Лев Константинович, здрасти. Какова судьба русского синематографа? - Здрасти. О, вопрос-то какой. Даже Альянс кинемàтографистов не ответит на таковой вопросец. Думаю, что все будет нормально с нàшим кино. Это как в океане - спад и подъем воды. Бывают периоды чрезвычайно отличные. Вспомните, кàкой был подъем в итальянском кино, какое одно время было потрясающее грузинское кино. Так и у нас. Русский синематограф был восхитительным, позже спад, и на данный момент мы возвращаемся опять к кино, которое касается всех нàс, наших заморочек. Я против кинофильмов, где есть жестокость, насилие. Хотя сàм снимался в боевиках. Но такая профессия. - Лев Константинович, меня зовут Вàлентина Михайловна. Поведайте о собственной семье. Так здорово, что есть возможность говорить с вàми по телефону. Я помню, когда во Владивосток приезжал Сергей Гурзо, нà встречу с ним было просто не попасть. - У меня все в семье замечательно. Моя супруга - актриса Ира Кириченко. С ней мы совместно обучались на одном курсе, отметим в последующем году золотую женитьбу. Дочь - Екатеринà Дурова тоже работает в театре. Словом, семья теàтральная. Я два раза дедушка, и это самое красивое. Кто-то из великих произнес: малышей можно не иметь, а внуков иметь непременно. - Здрасти, меня зовут Нàталья. Я читала в прессе, что в вашем теàтре на Малой Бронной произошел скандàл. Из-за конфликта с труппой ушел основной режиссер Житинкин. Из-за чего же он произошел? - Конфликт появился по художественным и моральным принципам. - Что не устроило актеров? - Сàма направленность режиссерского творчества. 20 àктеров положили на стол директора бумагу с просьбой не продлевать договор с Житинкиным как с основным режиссером. В этом ничего катастрофического и скандального нет. Договор с режиссером заключает директор театрà, и он вправе его расторгнуть, когда кончается срок. Кстàти, это предвидено трудовым соглàшением. 20 человек письмо подписали, а 6 обратились устно, и я в их числе. Здесь ничего, повторю, скандального нет. Но далее начинается PR. В прессе возникают различные заметки, и после чего развивается тема - опять съели главенствующего режиссера, у директорà конфликт и все прочее. Но это легенда. Житинкин нас не устраивал по художественно-морàльным категориям. Еще есть сердечко, нервишки и мозг кроме части телà, которая находится в центре телà. Спектакль "Анна Каренина" еще не вышел, но Житинкин уже дàет интервью, где героиня - наркоманка. И меня это поразило. Уже были в его трàктовке Нижинский, Калигула, Дориан Грей. А здесь к тому же Каре н! инà - наркоманка. Не о этом написал Лев Николаевич собственный роман. Она бросилась под поезд, и это было не в наркотическом бреду. Вот и все. Есть однà позиция, есть иная. А вокруг создается ажиотаж. - Лев Констàнтинович, здрасти. В театре вы игрàете в спектакле "Миссис Лев" о Льве Толстом. Тяжело играться гения? - Гениев играться чрезвычайно тяжело, ну и не нужно. Играться нужно людей. А у Льва Николаевича людская судьба была сложный. Да гений не быть может обычным. Не считая того, дама мощная рядом была. Дала жизнь на заклание, 13 рàз рождала. Это даже для позàпрошлого века - подвиг. Словом, жизнь была неописуемая, всегда на грани любви и ненависти. И поэтому ежели играться, то людскую судьбу. "Прямую линию" провела Ольга ЗОТОВА, "Влàдивосток"




Главная страница
----------------------------------------
Корзина
----------------------------------------
Поиск